Продолжается набор на обучение. Узнайте подробности!

Проповедь декана богословского факультета УЕТС Дениса Сергеевича Кондюка на общесеминарском богослужении.

 

Сегодня я хотел бы поговорить о том, как наше поклонение связано со служением этому миру. Не случайно я начну разговор с идолов. На самом деле, эта тема очень важна для Нового Завета. «…ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет», - сказано у Луки (12:34). Направленность нашей жизни всегда связана с тем, что мы любим. Иисус, говоря это, намекал на то, что многие люди, которые следовали за Ним и считали себя набожными, на самом деле приготовились к чему-то другому.

 

 А в последних словах в 1 Послании Иоанна звучит совет остерегаться идолов. Хотя само Послание не об идола, а о том, что кто-то не верит, что Иисус пришел в теле и умер по-настоящему. Так что при чем здесь идолы? Когда говоришь это слово, обычно перед глазами возникает картинка какого-то каменного истукана. Но попробуем выяснить, что же такое идол. Не то ли, к чему я тянусь, что меня вдохновляет, на чем сосредотачивается все мое внимание? Не то ли, в чем мое сердце, что является его сокровищем? И это может быть чем-то очень далеким от Бога и от церкви. Например, сейчас очень модно ездить на заработки в Польшу, а если повезет, то и дальше. На самом деле, люди не хотят ехать работать за границу, и даже не заработки их цель - они хотят защиты, стабильности, уверенности в завтрашнем дне, ощущения, что контролируют свою жизнь. И они верят, что Польша даст им эту силу. И это их идол. Они готовы принести жертву ради получения чувства безопасности, стабильности и тому подобное. 

 

_MG_1539.jpg

 

Нашим идолом может быть вера в то, что деньги принесут нам счастье: я заработаю на машину, на квартиру, на айфон хотя бы, и вот тогда начнется жизнь. Казалось бы, это мелочь, но, если она постоянно занимает мое внимание, мои мысли, если от нее зависит мое настроение, то это означает, что мое поклонение, мое сердце привязано к ней. Что на самом деле я приношу жертву и поклоняюсь не Богу, а своим поездкам, своим будущим покупкам, своему будущему мужу или жене (вот женюсь, и наступит рай). В любом случае, идол - это не истукан, которого мы ставим в углу. Это то, к чему привязано наше сердце, что делает его счастливым (по крайней мере нам так кажется). 

 

Мы так созданы, что всегда чего-то хотим, поэтому вся наша жизнь направлена к вожделенному. У Екклесиаста есть целая книга о хотении чего-то. И, если мы не до конца видим в Боге ответ на наши хотения, то создаем для себя вещи, которые «помогают». Ведь и люди Ветхого Завета не отказывались от поклонения Богу. Они просто «на всякий случай» делали для себя золотого тельца или поклонялись в дополнение Астарте или Ваалу. И так же мы не говорим Богу «прощай!». Мы просто коллекционируем божков в придачу - о, такого у меня еще нет, может, поможет. Так же и внешний вид человека может стать идолом. Конечно, я не против того, чтобы человек имел приличный внешний вид. Но, если в обществе только об этом и говорят, если человека меряют по дорогим аксессуарам, то это становится проблемой. Статус, удовольствие, богатство - это ничто, но этому ничто поклоняются во всем мире. Конечно, не самым деньгам, а потому, что за них можно приобрести.

 

 И что часто происходит? Когда мы приходим в Церковь, нам говорят: «Не любите мира ни того, что в мире!» Конечно, нам хочется быть настоящими христианами. Поэтому начинаем бояться, что кто-то заметит, что мы что-то любим немножко больше. Мы начинаем прятаться. Начинаем лицемерить, улыбаться тогда, когда нам не хочется, демонстрировать чувства, которых нет. Мы не хотим, чтобы кто-то видел, что не все в нашей жизни хорошо, что мы, возможно, не думали сегодня утром о Боге. 

 

_MG_1587.jpg

 

Часто в церкви мы боремся с идолами из-за того, что пугаем себя и других: «Смотри, Бог накажет!» Конечно, мало кто из нас думает, что Бог накажет, скорее мы боимся, что получим выговор от кого-то в церкви - от пастора или служителя. Поэтому от Бога мы сильно не прячемся: любим то, что и любили, делаем то, что и делали. А в церкви немного прячемся, потому что как-то перед людьми неудобно. То есть, давая в церкви запрет на поклонение идолам, мы насаждаем культуру страха. Между тем апостол Иоанн писал в своем Послании: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви». (1 Иоанна 4:18). Поэтому для того, чтобы идолы отошли от нас, чтобы наша жизнь изменилась, мало просто говорить: «Я вас выгоню из церкви, я вас накажу или вам кирпич на голову упадет, если сделаете что-то не то». Некоторое время это помогает. Первый месяц люди боятся, что их выгонят из церкви, а затем начинают «надеяться на Бога и на Его милость» и уже боятся не так сильно.

 

 Таким образом, страх не помогает любить. Поэтому нам нужна исповедь. Как в том же 1 Послании писал Иван: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды». (1 Иоанна 1: 9). Но я предлагаю вам посмотреть на исповедь не как на какое-то магическое действие: я сказал, что что-то сделал плохо, Бог меня простил и я побежал дальше. Исповедь - это действительно метанойя, то есть перемена образа мыслей, переосмысление вследствие покаяния. 

 

Не надо быть христианином, чтобы понимать, что убивать нельзя. Большинство людей, даже сами воры, прекрасно знают, что воровать - это плохо, иначе бы они не скрывали свою деятельность не только от закона, но и там, где угрозы наказания нет. Но помогает ли это знание им измениться? Нет. Потому что они думают: воровать плохо, но кража приносит мне то, в чем я нуждаюсь. Поэтому исповедь - это не просто возможность сказать «я плохой» - это возможность признать: «В своей жизни я не вижу Бога и поэтому его не люблю». Я спрашиваю себя: «Почему мне так тяжело делать то, что хочет от меня Бог?Где мое сердце? Почему мое сердце не с Божьим сердцем?». И, отвечая на эти вопросы (опять же, это делается не так быстро - бац, я все знаю и побежал. Это наш духовный путь), я нахожу причину.  

 

Очень часто то, что мы называем грехами, не является причиной наших проблем. Причина, как правило, гораздо глубже - то, к чему привязано наше сердце. Но чтобы найти ее, нужно спросить себя: «Почему я не верю, что Бог отвечает на мои молитвы? Почему я не верю, что он даст мне то, о чем я прошу? Почему я не верю в то, что Бог изменит мою жизнь к лучшему?» Когда мы приходим к Богу, у нас уже все расписано, мы уже знаем, что хотим делать со своей жизнью, чего хотим достичь. И очень часто мы крестимся не в Бога а в исполнение Им наших желаний. То есть, планы у меня остались те же, что и до покаяния, желания те же - все, что я сделал, это поставил на них крестик, и теперь они стали «христианскими». Раньше я просто хотел зарабатывать деньги, а теперь хочу их зарабатывать «во славу Божию». Раньше хотел машину, а теперь хочу «во славу Божию» и так далее. Таким образом, на самом деле я продолжаю искать удовлетворения, радости от вещей, людей, явлений, от которых по-прежнему искал. Поэтому надо раскрывать для себя, Кто есть Бог, и лелеять в себе чувство своего недостоинства перед Ним. Как завещает Господь псалмах: «Ищите лица Моего» (Пс. 26: 8). 

 

_MG_1556.jpg

 

Почему Сам Бог является таким желанным для нас? Потому что мы ищем любви, в первую очередь для себя, конечно. Но не просто ощущения, что нас любят, а атмосферы любви. Бывало же такое с нами, что мы сделаем что-то хорошее человеку, и от этого нам самим становится как-то радостно. Хотя нам лично, казалось бы, это ничего не дало, но на самом деле дало. Жизнь стала как-то полнее. Или случается, вы разделили что-то с другим. И вас это вдохновляет. А бывает, добьетесь того, чего хотели для себя, а радости нет. Почему? Потому что мы созданы по образу Божию. Мы созданы любить и находиться в любви. 

 

Поскольку только Бог является Источником настоящей любви и только Он, на самом деле, может любить по-настоящему, а люди лишь присоединяются (или не присоединяются к Его любви), то Он Сам и является целью наших желаний. В чем ирония идолов? В том, что мы ищем их, но сами собой идолы, как пишет апостол Павел, ничто. Это люди им приписывают качества, которых идолы не имеют, Божьи качества. Мы приписываем людям, вещам, идеям качества, которых у них нет. Мы думаем, что они нам что-то дадут. Но дать может только Бог. Идолопоклонство в нашем отношении, а сами вещи не плохие и не хорошие.

 

 Бог является целью желаний не только потому, что любит Сам, но и потому, что может научить нас любить. Желание любить заложено в нас от природы. Поэтому нас так умиляют дети, или даже собачки, котики и все маленькие существа, беззащитные, те что полностью зависят от нас. Нам хочется заботиться о них, хочется посвятить им свою жизнь. Мы хотим сами быть, как Бог, - благословлять кого-то и разделять с ним жизнь. И это дарит нам радость. Таким образом, любовь возможна только там, где есть больше, чем один. Поэтому желание получать и дарить любовь реализуется по-настоящему там, где есть взаимоотношения и где есть служение ближнему. 

 

_MG_1521.jpg

 

На самом деле, желанным есть то, что помогает человеку становиться собой, помогает тоже любить и открывать для себя Бога, по-своему открывать. Вот почему нам так приятно, когда люди принимают Евангелие, которым мы с ними делимся, - мы видим, как они переживают встречу с Богом. Сами мы им дать этого не можем. Мы можем только подвести их к этому, а потом радоваться за них. 

 

По сути, наша жизнь как христиан состоит в том, чтобы самим любить Бога и через эту любовь показывать другим, что Он является желанным, что он достоин желания всех людей, а не только нашего, что Он является центром и целью всех желаний. Между тем, не секрет, что мы живем в особое время - когда в центр всего ставится именно желание. Вся современная экономика построена на удовлетворении желаний. И реклама сейчас не столько описывает саму вещь, сколько разжигает желание, объясняя, почему мы должны купить эту вещь. Мы даже толком не знаем, зачем нам Мас, - но он классный! Мы не задумываемся, зачем нам именно эта, модная, вещь. Конечно, есть люди, которые разбираются и имеют настоящую потребность в ней, но в большинстве своем мы просто хотим ее. Потому что все хотят, потому что рекламируется. Поэтому мы в мире, где все построено на желаниях, призванны показывать истинную Цель и Источник удовлетворения наших желаний. 

 

Вспомним псалом 72. Это псалом Асафа, где говорится о том, как он ходил, смотрел на нечестивых и думал: им так хорошо, у них все есть, и не получают они за свою нечестие никакого наказания, какой же смысл тогда в моей вере? Но потом он пошел в храм и тогда только понял, что ошибался. На самом деле, это псалом о желании. Когда я смотрю на других - на их желания, их цели, не связанные с Богом, мне кажется, что там бурлит настоящая жизнь, и хочется тоже податься в том направлении. Но, когда я начинаю все же присматриваться, Кто есть Бог, начинаю Его искать, тогда начинаю видеть реальную ценность вещей и желаний, того, что достойно желания, а что - нет. Мы должны видеть, Кем является Бог, влюбиться в Бога. И это станет нашим настоящим Евангелием. 

 

Мы можем говорить только о том, что сами пережили. Чтобы возрастать в любви, надо искать, что Бог уже делает, что уже любит. Очень важна такая простая истина, что Бог любит нас. В нас тоже есть что-то, достойное любви, в нас есть образ Божий. У Генри Нувена одна из идей духовности состоит в том, что человек должен научиться слушать себя, свое сердце, научиться уважать образ Божий в себе, потому что, когда он начнет это делать, то будет становиться все больше похожим на Бога. При этом, конечно же, если я стану относиться к себе как к идолу, то это будет мешать образу Божию проявляться во мне. 

 

Следующее это то, что я открываю Бога в других, особенно в церкви. Не секрет, что все мы не идеальны. Но Бог работает в каждом человеке, все мы созданы по Его образу. Одним из основных является служение своему ближнему - открывать то, что Бог ему дал, к чему призвал. Как я буду это делать, если не вижу ближнего, если у меня нет к этому ближнему даже маленькой любви? Так же и все творение вокруг нас, люди вокруг нас, культура. Я думаю, это немножко нескромно - считать, что Бог работает только там, где мы Ему разрешили. Нет! Бог есть везде, где Он хочет. Мы видим в Деяниях, как Петр, увидев, что Дух сошел на язычников, вынужден был их окрестить. В Иерусалиме на нарекания братьев он ответил: я знаю, что нельзя, но Дух Святой сошел на них, «кто же я, чтобы мог воспрепятствовать Богу?» (Деяния св. Апостолов 11:17). Бог работает там, где мы не планировали работать. Поэтому надо искать, где Он есть, искать Божью красоту вокруг нас. Как мы влюбляемся? Открывая кого-то для себя. Мы начинаем видеть кого-то или что-то в ином свете, мы начинаем видеть его достоинство. Ищите этого в себе, в других, в мире, но не забывайте, что все желаемое в этом не ваше, не чье-то, а Божье, что это образ Божий во всем. Иначе вы сами, другие, мир превратятся в идолов. 

 

_MG_2653.jpg

 

Можно сказать, что настоящее творчество - это когда вы удивляете людей. Потому что на самом деле Бог всегда удивляет. И, по сути, когда мы собираемся вместе, когда начинаем славить Бога, мы учимся видеть. Вот сегодня мы пели: «Открой мне глаза!» - это слова слепого. Как я хочу видеть славу Божию? Слава - это не какой-то там свет ослепительный, как будто посмотрел на солнце. Увидеть славу Божию - это, по сути, увидеть Бога, насколько это возможно для человека. Поэтому наша задача, когда мы собираемся, показывать друг другу и себе, где есть Бог, Кто есть Бог, помогать себе и другим сбрасывать с себя те маленькие влюбленности, которые присосались к нам, и осознавать: так вот же Тот, Кого любит душа моя! 

 

Прославление должно нас воспитывать, учить нас видеть и воспринимать. Поэтому мы, собираясь вместе как церковь, поклоняясь вместе, должны создавать модель храма, школу обмена опытом, чтобы видеть Бога, но видеть и грех, настоящий грех. Потому что настоящий грех - тот, который Бог открыл лично вам, который лично вам мешает приходить к Нему. Это не список, который вам дали, чтобы вы прочитали и сказали: прости меня, Господи! Потому что идолов не свергнуть, если вы не отдали это полностью Богу, если продолжаете любить что-то другое (только вы сами и Бог знаете, что именно). Прославление и является борьбой с идолами. Ибо оно является постоянным напоминанием: Бог достоин, а все остальное - нет! Не потому, что так правильно, а потому что это правда. 

 

Чем больше мы будем понимать эту истину, тем больше усомнимся во всем остальном. Поэтому мне так нравится книга Екклесиаста - он даже в религии сомневается. И правильно. Ибо религия - это не Бог. Даже то, что мы делаем ради Бога, - это не Бог. И оно никогда не должно быть на Его месте. Мы не просто поем песни, не просто читаем Библию, не просто проповедуем, не просто преломляем хлеб, не просто молимся. Все, что происходит здесь, - это поиск Бога. Пока я не найду Его в себе, в ближнем, пока мы не найдем Его как община, нам не о чем свидетельствовать. Миссии не произойдет. Ибо что мы понесем? Секонд-хенд чужого опыта, чужих желаний, чужой влюбленности? 

 

Общество фактически не знает, что есть идол, а Кто есть Бог, так как оно не христианское. Почти от сотворения мира было так. Я не сказал бы даже, что древний Израиль был идеальным обществом, полностью посвященным Богу. Поэтому мы должны показывать обществу Бога. Не просто рассказывать, а именно показывать. В нас должно быть то, что есть в Боге: Божья красота, Божья желанность, Божья полнота. Откуда это возьмется в нас? Если мы будем искать Его и разделять с Ним эту любовь, о которой говорили: любовь к себе, любовь к ближним, любовь ко всем людям. 

 

Интересно, что в притче о блудном сыне отец сказал потом, что сын его «был мертв, и ожил, пропадал, и нашелся» (От Луки 15:32), но никогда не говорил, что он больше не его сын. Так же и те, которые «официально» не являются детьми Божьими, на самом деле дети Божьи. Но мертвые дети. Отец ждет их. Я искренне верю, что, когда мы любим то, что любит Бог, то в этом наша миссия. Если мы видим, как неверующий человек делает доброе дело, то этим он проявляет Божью любовь, пусть даже и не понимает Бога так, как мы. Не пренебрегайте Божьей красотой только потому, что официально это не называется христианством. И отдавайте Богу честь вне человеческого разрешения. Наша миссия начинается с уважения. А уважение, опять же, появляется, когда мы видим работу Божью именно в этом человеке. Так что наша миссия заключается в соучастии в любви Божией к миру, в котором Бог уже что-то делает, уже кого-то привлек, уже кого-то коснулся. А наше дело подхватить это и сказать: это еще не все, есть еще большее, можно еще больше пережить присутствие Бога. Как сказал Иисус ученикам: «пойдите и увидете!» (От Иоанна 1:39). 

 

Таким образом, избавляясь от духовной слепоты, мы сначала просим, чтобы Господь освободил нас от грехов, которые мешают нам видеть, просим у Него исцеления. И я начинаю видеть, но еще неясно - «проходящих людей, как деревья...» (От Марка 8:24).И я прошу Бога сделать мое зрение более ясным. И я все яснее начинаю видеть Бога, культивирую это в себе и помогаю культивировать другим. Далее я учусь представлять то, что увидел (а это, по сути, соучастие в Божьей любви), сначала в своей церкви, а затем вместе со своей церковью и всем другим людям. Таким образом, получается, по сути, что наша миссия - учиться видеть; что наша миссия - начать прославлять здесь, чтобы все продолжали поклоняться там; что наша миссия может начаться с чего-то личного, а потом стать церковным и общественным; что на самом деле мы ведем борьбу с идолами, под влиянием которых тоже находимся. Поэтому давайте учиться прославлять Бога, учиться видеть Его в себе, в ближнем и в мире, чтобы пробуждать себя, близких и мир к прославлению Бога и любви к Нему.